винтовка АВС36 со штыком

винтовка АВС36 со штыком post-1180949987 IMG_8906 IMG_8907 IMG_8909 IMG_8912 IMG_8913 IMG_8917 IMG_8922 IMG_8924 IMG_8930 IMG_8931 IMG_8938 IMG_8941 IMG_8943 IMG_8945
винтовка АВС36 со штыком
Скачать все фото (в оригинале)

В 1926 году первый в мире автомат конструкции Владимира Григорьевича Фёдорова был снят и с производства, и с вооружения. Однако сама идея создания высокоэффективного автоматического оружия не была забыта. Эстафету подхватил ученик В. Г. Федорова, который к этому времени занял должность директора Ковровского оружейного завода.

Советский конструктор стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов

Этим учеником, как вы уже наверняка поняли, был не кто иной как Сергей Гаврилович Симонов.
Ещё исполняя обязанности старшего мастера на Ковровском оружейном заводе, он часто работал совместно с ведущими конструкторами завода и занимался созданием отдельных узлов оружия. Вскоре накопленный опыт позволил Симонову продолжить дело Федорова и приступить к разработке автоматической винтовки собственной системы, рассчитанной на использование винтовочного патрона образца 1908 года.
Первый проект автоматической винтовки был создан Симоновым уже в начале 1926 года. Основной отличительной чертой работы ее механизма стал отвод из дульной части ствола пороховых газов, образовывавшихся при выстреле. При этом пороховые газы действовали на газовый поршень и тяги. Запирание канала ствола в момент выстрела достигалось входом опорного боевого пенька в вырез затвора в нижней его части.
Винтовка, изготовленная по этому проекту, существовала лишь в единственном экземпляре. Заводские испытания показали, что, несмотря на вполне надежное взаимодействие механизмов ее автоматики, конструкция винтовки имеет ряд существенных недостатков. В первую очередь это касалось неудачного размещения газоотводного механизма. Для его крепления была выбрана правая сторона дульной части ствола (а не верхняя, симметричная, как, например, это впоследствии было сделано в автомате системы Калашникова). Смещение центра тяжести вправо при стрельбе вызывало значительное отклонение пули влево. К тому же подобное размещение газоотводного механизма сильно увеличило ширину цевья, а недостаточная его защищенность открывала доступ к газоотводному приспособлению воде и пыли. К дефектам винтовки можно было бы отнести и ее низкие эксплуатационные качества. Так, например, для того чтобы вынуть затвор, надо было отделить приклад и снять рукоятку.
Отмеченные недостатки привели к тому, что в апреле 1926 года. Артиллерийский комитет, на рассмотрении которого находился проект автоматической винтовки системы Симонова, отклонил предложения изобретателя о выпуске пробной партии оружия и проведении официальных испытаний. Вместе с тем было отмечено, что, хотя автоматическая винтовка и не имеет преимуществ перед уже известными системами, ее устройство является достаточно простым.
Неудачными оказались и попытки Симонова в 1928 и 1930 гг. представить на суд комиссии усовершенствованные модели автоматической винтовки своей конструкции. Они, как и предшественница, не были допущены к полигонным испытаниям. Каждый раз комиссия отмечала ряд конструктивных недоработок, вызывающих задержки при стрельбе и поломки автоматики. Но неудачи не остановили Симонова.
В 1931 году им была создана усовершенствованная автоматическая винтовка, работа которой, как и у ее предшественниц, была основана на отводе пороховых газов через боковое отверстие в стволе. Кроме этого, впервые в оружии данного класса применялось запирание канала ствола клином, перемещавшимся в вертикальных пазах ствольной коробки. Для этого в передней части ствольной коробки был вертикально размещен клин, входящий в вырез, сделанный в передней части затвора снизу. При отпирании затвора опускание клина производилось специальной муфтой, а при запирании подъем клина выполнялся водителем затвора, в который упиралась затворная пружина.
Ударно-спусковой механизм имел курок ударникового типа и был рассчитан на ведение одиночного и непрерывного огня (переводчик на тот или другой вид огня находился на ствольной коробке сзади справа). Боепитание винтовки производилось из съемного коробчатого магазина, вмещавшего 15 патронов. Впереди дульной части ствола был размещен дульный тормоз-компенсатор.
В новом проекте Симонову удалось довести дальность прицельного огня до 1500 м. При этом наибольшая скорострельность одиночным огнем с прицеливанием (в зависимости от натренированности стрелка) достигала 30-40 выстр./мин (против 10 выстр./мин винтовки системы Мосина обр. 1891/1930 гг.). В том же 1931 году автоматическая винтовка системы Симонова вполне успешно прошла заводские тесты и была допущена к полигонным испытаниям. В их ходе был выявлен ряд дефектов. В основном они носили конструктивным характер. В частности, комиссия отметила малую живучесть некоторых деталей. В первую очередь это касалось дульной трубки ствола, на которой крепились дульный тормоз-компенсатор, штык и основание мушки и муфты клина отпирания канала ствола. Кроме этого, обращалось внимание на весьма короткую прицельную линию винтовки, что снижало меткость стрельбы, значительный вес и недостаточную надежность предохранителя.
Очередная модель автоматической винтовки системы Симонова обр. 1933 г. более успешно прошла полигонные тесты и была рекомендована комиссией для передачи в армию для войсковых испытаний. Кроме этого, 22 марта 1934 года Комитет Обороны принял постановление о развитии в 1935 году мощностей по производству автоматических винтовок системы Симонова.
Однако это решение вскоре было отменено. Лишь после того, как в результате ряда сравнительных испытаний с образцами автоматического оружия систем Токарева и Дегтярева, проходивших в 1935-1936 гг., лучшие результаты показала автоматическая винтовка Симонова, она была запущена в производство. И хотя отдельные экземпляры преждевременно выходили из строя, но, как отмечала комиссия, причиной тому были главным образом дефекты изготовления, а не конструкции. «Подтверждением этому, — как указывалось в протоколе полигонной комиссии в июле 1935 г., — могут служить первые опытные образцы ABC, выдержавшие до 27 000 выстрелов и совершенно не имевшие таких поломок, которые наблюдались в испытанных образцах». После такого заключения винтовка была принята на вооружение стрелковых частей Красной Армии под обозначением АВС-36 («автоматическая винтовка системы Симонова обр. 1936 года»).


Как и в прежних моделях, работа автоматики АВС-36 была основана на принципе отвода пороховых газов, образовывавшихся при выстреле, из дульной части ствола. Однако на этот раз Симонов расположил газоотводную систему не как обычно справа, а над стволом. Впоследствии центрированное размещение газоотводного механизма использовалось и используется в настоящее время на лучших образцах автоматического оружия, работающего по этому принципу. Ударно-спусковой механизм винтовки в основном был рассчитан на ведение одиночного огня, но допускал и полностью автоматический огонь. Повышению его точности и эффективности способствовали дульный тормоз-компенсатор и удачно расположенный штык, который при повороте на 90° превращался в дополнительную опору (сошку). При этом скорострельность АВС-36 одиночным огнем достигала 25 выстр./мин, а при стрельбе очередями — 40 выстр./мин. Таким образом, один боец стрелкового подразделения, вооруженный автоматической винтовкой системы Симонова, мог добиться такой же плотности огня, какая достигалась группой из трех-четырех стрелков, вооруженных винтовками системы Мосина обр. 1891/1930 гг. Уже в 1937 году было серийно изготовлено более 10 тыс. винтовок.
25 февраля 1938 года Директор Ижевского оружейного завода А. И. Быковский докладывал, что автоматическая винтовка системы Симонова на заводе освоена и пущена в массовое производство. Это позволило увеличить их производство почти в 2,5 раза. Таким образом, к началу 1939 года в войска поступило более 35 тысяч винтовок АВС-36. Впервые новая винтовка демонстрировалась на первомайском параде в 1938 г. Ею была вооружена 1-я Московская Пролетарская дивизия.
Дальнейшая судьба автоматической винтовки системы Симонова обр. 1936 г. в исторической литературе имеет неоднозначную трактовку. По некоторым данным, решающую роль сыграла фраза И. В. Сталина о том, что автоматическая винтовка приводит к лишним в условиях военного времени тратам боеприпасов, так как возможность ведения автоматического огня в условиях боя, вызывающих естественную нервозность, позволяет стрелку выполнять бесприцельную непрерывную стрельбу, что является причиной нерационального расходования большого количества патронов. Эту версию в своей книге «Записки наркома» подтверждает Б. Л. Ванников, занимавший перед Великой Отечественной войной пост народного комиссара вооружения, а во время войны — народного комиссара боеприпасов СССР. По его словам, уже начиная с 1938 года И. В. Сталин уделял большое внимание самозарядной винтовке и пристально следил за ходом конструирования и изготовления ее образцов. «Пожалуй, редко бывало, чтобы на совещаниях по обороне Сталин не затронул этой темы. Высказывая недовольство медленными темпами работ, говоря о преимуществах самозарядной винтовки, о ее высоких боевых и тактических качествах, он любил повторять, что стрелок с ней заменит десятерых, вооруженных обычной винтовкой. Что СВ (самозарядная винтовка) сохранит силы бойца, позволит ему не терять из виду цель, так как при стрельбе он сможет ограничиться лишь одним движением — нажатием на спусковой крючок, не меняя положения рук, корпуса и головы, как это приходится делать с обычной винтовкой, требующей перезарядки патрона». В связи с этим «первоначально намечалось вооружить Красную Армию автоматической винтовкой, но потом остановились на самозарядной, исходя из того, что она позволяла рационально расходовать патроны и сохранить большую прицельную дальность, что особенно важно для индивидуального стрелкового оружия».
Вспоминая события тех лет, бывший заместитель народного комиссара вооружения В. Н. Новиков в своей книге «Накануне и в дни испытаний" пишет: «Какой винтовке отдать предпочтение: той, которую сделал Токарев, или той, что представил Симонов? Чаша весов колебалась. Винтовка Токарева была тяжелее, но при проверке на «живучесть» в ней случалось меньше поломок. Изящная и легкая винтовка Симонова, которая по многим показателям превосходила токаревскую, дала сбой: поломался боек в затворе. И эта поломка — свидетельство лишь того, что боек изготовлен из недостаточно качественного металла, — решила по сути исход спора. Сыграло роль и то, что Токарева хорошо знал Сталин. Имя Симонова ему мало что говорило. У симоновской винтовки признали неудачным и короткий штык, похожий на тесак. В современных автоматах он завоевал полную монополию. Тогда кое-кто рассуждал так: в штыковом бою лучше драться старым штыком — граненым и длинным. Вопрос о самозарядной винтовке рассматривался на заседании Комитета Обороны. Лишь Б. Л. Ванников отстаивал винтовку Симонова, доказывая ее превосходство».
Существует также версия, что автоматическая винтовка системы Симонова обр. 1936 года, пройдя испытание советско-финляндской войной 1939-1940 гг., показала невысокие эксплуатационные качества, а ее конструкция для промышленников оказалась низкотехнологичной. Спусковой механизм, разработанный с учетом возможности ведения переменного вида огня, обеспечивал непрерывный огонь слишком большого темпа. Однако даже введение в конструкцию винтовки замедлителя темпа при ведении непрерывного огня не давало удовлетворительной меткости стрельбы. Кроме этого, спусковая пружина для обслуживания двух шептал была разрезана на две части, что значительно снижало ее прочность. Клин, предназначенный для отпирания и запирания ствола, не мог одновременно служить удовлетворительным остановом затвора. Это потребовало установить специальный останов затвора, расположенный впереди клина, что значительно усложнило весь механизм автоматики винтовки — пришлось удлинить затвор и ствольную коробку. Кроме этого, затвор при движении вперед и назад был открыт для загрязнений. Сам затвор в погоне за сокращением массы оружия пришлось уменьшить и облегчить. Но оказалось, что от этого он стал менее надежным, а его изготовление слишком сложным и дорогим. В целом автоматика АВС-36 очень быстро изнашивалась и уже через некоторое время работала менее надежно. Кроме того, имелись и другие нарекания — очень громкий звук выстрела, слишком сильные отдача и сотрясение при выстреле. Бойцы жаловались на то, что при разборке ABC существовала реальная возможность прищемить пальцы ударником, и на то, что если после полной разборки винтовку по невнимательности собрать без запирающего клина, вполне возможно дослать патрон в патронник и произвести выстрел. При этом с огромной скоростью отскакивающий назад затвор мог нанести стрелку значительные травмы.
Так или иначе, но уже в 1939 года производство винтовки системы Симонова было снижено, а в 1940 г, и вообще остановлено. Военные заводы, ранее занимающиеся выпуском АВС-36, были переориентированы на изготовление самозарядных винтовок системы Токарева обр. 1938 года, а затем и обр. 1940 года (СВТ-38 и СВТ-40). По некоторым данным, суммарное производство автоматических винтовок системы Симонова обр. 1936 года составило около 65,8 тыс. единиц.

$9000
0104